Оскорбление религиозных чувств верующих

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл совершил отпевание Юрия Михайловича Лужкова

Святейший Патриарх Кирилл возглавил работу очередного заседания Высшего Церковного Совета

Святейший Патриарх Кирилл: Никогда не жалейте себя, когда речь идет о служении Богу

Святейший Патриарх Кирилл принял участие в церемонии передачи учебного оборудования для нужд православной гимназии Калининграда

Святейший Патриарх Кирилл возглавил собрание духовенства Калининградской митрополии

Закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств верующих. Комментарий Юридической службы Московской Патриархии

Юридическая служба Московской Патриархии прокомментировала введенную Федеральным законом от 29 июня 2013 года новую редакцию статьи Уголовного кодекса РФ, устанавливающую уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.

Введенная Федеральным законом № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года новая редакция статьи 148 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) устанавливает уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.

Правовой основой внесения изменений в действующую статью 148 УК РФ явились положения пункта 6 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещающие воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии.

Уголовная ответственность за данное деяние не является новой в постсоветском уголовном законодательстве: такая норма в 1993 году была включена в состав статьи 143 действовавшего УК РСФСР, а в 1996 году утратила силу вследствие принятия УК РФ.

В соответствии с новой редакцией статьи 148 УК РФ уголовному преследованию подлежат действия, совершенные публично. Это означает, что уголовно наказуемые действия должны совершаться в присутствии верующих лиц, религиозные чувства которых оскорбляются (при этом не имеет значения количество этих лиц), или в их отсутствии, но с последующим опубликованием деяния, например, в сети Интернет или с использованием иных средств массовой информации.

Под явным неуважением к обществу современная правоприменительная практика понимает нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованное желанием виновного лица противопоставить себя окружающим (в данном случае в отношении их религиозных чувств), продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (см., например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»). Так, характер явного неуважения к обществу носил как сам танец на солее Храма Христа Спасителя, так и непристойные телодвижения танцующих.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Оскорбление религиозных чувств граждан ранее образовывало состав административного правонарушения (ст. 5.26 КоАП РФ). В настоящее время эта административная норма получила уголовно-правовую защиту, поэтому вполне оправданно использование прежних комментариев к ст. 5.26 КоАП в применении к ч. 1 ст. 148 УК в новой редакции.

Так, под оскорблением религиозных чувств понимаются неуважительный отзыв, грубое высмеивание религиозных догм и канонов, которые исповедует гражданин, или личных качеств гражданина, связанных с его религиозной принадлежностью, осквернение почитаемых гражданами предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики (циничное поругание, унижение, опорочивание, издевательство).

Публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение, совершенное в целях оскорбления религиозных чувств граждан, также подпадает под ч.1 ст. 148 УК РФ. Под этот состав преступления подпадают «крестоповалы», рубка и осквернение икон в «культурных целях» и иные печально известные деяния.

Особые возражения при обсуждении проекта закона вызвало понятие «религиозные чувства». Высказывались даже суждения о невозможности определить, что относится к религиозным чувствам, и об отсутствии в данном понятии правового содержания.

Однако Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит понятия «религиозные убеждения», «религиозные чувства», «объекты религиозного почитания». Из анализа соотношения этих понятий явствует, что религиозными являются чувства благоговейного отношения лица к тому, что в соответствии с его религиозными убеждениями является для него святыней, при этом такой святыней для лица, несомненно, являются его религиозные убеждения, догматы религии, личности и деяния святых, а также священные изображения и тексты, иные предметы религиозного назначения, места религиозного почитания (паломничества).

Часть 2 статьи 148 в новой редакции регулирует случаи, когда эти действия (оскорбление религиозных чувств) совершаются в местах, специально предназначенных для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний (например, нашумевший «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя). Также поджоги храмов, нанесение на культовые здания богохульных и оскорбительных надписей подпадают под этот состав преступления.

Для данных деяний устанавливается достаточно строгое наказание — до трех лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год или без такового.

К местам, специально предназначенным для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» относит не только культовые здания и сооружения, но и иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), в которых религиозные организации вправе беспрепятственно совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии — учреждения и предприятия религиозных организаций, кладбища и крематории, а также жилые помещения (п. 2 ст. 16).

Кроме того, это места, специально предоставленные религиозным организациям для целей совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, например, специально выделяемые администрацией:

  • лечебно-профилактических и больничных учреждений
  • домов-интернатов для престарелых и инвалидов
  • детских домов
  • учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы
  • мест содержания под стражей
  • воинских частей

Части 3 и 4 статьи 148 в новой редакции устанавливают уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Незаконным является такое воспрепятствование, которое нарушает положения статьи 28 Конституции Российской Федерации и Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». При этом правомерные действия органов государственной власти по предусмотренному законом контролю за деятельностью религиозных организаций, совершенные в пределах компетенции этих органов, не охватываются составом частей 3 и 4 статьи 148 УК РФ.

Читайте так же:  Что нужно чтобы сдать квартиру в аренду

Под воспрепятствованием современная правоприменительная практика понимает ограничение деятельности религиозных организаций в каких бы то ни было формах. Это может быть создание препятствий для осуществления уставной деятельности религиозной организации (например, производству и распространению предметов религиозного назначения и религиозной литературы, благотворительной деятельности и т.д.) или реализации прав, вытекающих из содержания права на свободу совести и свободу вероисповедания (например, права обучать религии несовершеннолетних детей).

Под воспрепятствованием проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний понимается ограничение предусмотренной законом религиозной деятельности, выражающееся, например, ввоспрепятствовании посещению храма верующими, проведению крестных ходов, а также бесчинства в храме во время проведения Божественной литургии и иные действия по срыву богослужений, иных религиозных обрядов и церемоний.

В особый состав преступления, характеризуемый большей общественной опасностью и обеспечиваемый более строгим наказанием, законодатель выделил совершение указанных действий лицом с использование своего служебного положения, а также с применением насилия или с угрозой его применения.

Представляется, что под этот состав могут подпадать неправомерные действия должностных лиц, вследствие которых религиозная деятельность была ограничена (например, незаконное приостановление деятельности религиозной организации различными контролирующими органами).

Статья 2 Федерального закона № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года устанавливает новую редакцию статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ).

Изменения претерпел как размер санкции в части 1 (воспрепятствование осуществлениюправа на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него влечет сейчас наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей — увеличение размера штрафа до 100 раз), так и часть 2 указанной статьи.

Прежняя редакция (оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики) заменена на новую: умышленное публичноеосквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение наказываются административным штрафом в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей для граждан либо обязательными работами на срок до 120 часов, а также административным штрафом в размере от ста тысяч до двухсот рублей для должностных лиц.

При этом серьезно уточнен перечень предметов, действия которых создают состав административного правонарушения, а также перечень самих этих действий.

Особо хотелось бы отметить, что частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ предусмотрены только деяния, совершаемые без цели оскорбления религиозных чувств верующих. Те же действия, совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, как уже отмечалось выше, являются уголовным преступлением, предусмотренным статьей 148 УК РФ.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл совершил отпевание Юрия Михайловича Лужкова

Святейший Патриарх Кирилл возглавил работу очередного заседания Высшего Церковного Совета

Святейший Патриарх Кирилл: Никогда не жалейте себя, когда речь идет о служении Богу

Святейший Патриарх Кирилл принял участие в церемонии передачи учебного оборудования для нужд православной гимназии Калининграда

Святейший Патриарх Кирилл возглавил собрание духовенства Калининградской митрополии

Закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств верующих. Комментарий Юридической службы Московской Патриархии

Юридическая служба Московской Патриархии прокомментировала введенную Федеральным законом от 29 июня 2013 года новую редакцию статьи Уголовного кодекса РФ, устанавливающую уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.

Введенная Федеральным законом № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года новая редакция статьи 148 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) устанавливает уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.

Правовой основой внесения изменений в действующую статью 148 УК РФ явились положения пункта 6 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещающие воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии.

Уголовная ответственность за данное деяние не является новой в постсоветском уголовном законодательстве: такая норма в 1993 году была включена в состав статьи 143 действовавшего УК РСФСР, а в 1996 году утратила силу вследствие принятия УК РФ.

В соответствии с новой редакцией статьи 148 УК РФ уголовному преследованию подлежат действия, совершенные публично. Это означает, что уголовно наказуемые действия должны совершаться в присутствии верующих лиц, религиозные чувства которых оскорбляются (при этом не имеет значения количество этих лиц), или в их отсутствии, но с последующим опубликованием деяния, например, в сети Интернет или с использованием иных средств массовой информации.

Под явным неуважением к обществу современная правоприменительная практика понимает нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованное желанием виновного лица противопоставить себя окружающим (в данном случае в отношении их религиозных чувств), продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (см., например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»). Так, характер явного неуважения к обществу носил как сам танец на солее Храма Христа Спасителя, так и непристойные телодвижения танцующих.

Оскорбление религиозных чувств граждан ранее образовывало состав административного правонарушения (ст. 5.26 КоАП РФ). В настоящее время эта административная норма получила уголовно-правовую защиту, поэтому вполне оправданно использование прежних комментариев к ст. 5.26 КоАП в применении к ч. 1 ст. 148 УК в новой редакции.

Так, под оскорблением религиозных чувств понимаются неуважительный отзыв, грубое высмеивание религиозных догм и канонов, которые исповедует гражданин, или личных качеств гражданина, связанных с его религиозной принадлежностью, осквернение почитаемых гражданами предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики (циничное поругание, унижение, опорочивание, издевательство).

Публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение, совершенное в целях оскорбления религиозных чувств граждан, также подпадает под ч.1 ст. 148 УК РФ. Под этот состав преступления подпадают «крестоповалы», рубка и осквернение икон в «культурных целях» и иные печально известные деяния.

Особые возражения при обсуждении проекта закона вызвало понятие «религиозные чувства». Высказывались даже суждения о невозможности определить, что относится к религиозным чувствам, и об отсутствии в данном понятии правового содержания.

Однако Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит понятия «религиозные убеждения», «религиозные чувства», «объекты религиозного почитания». Из анализа соотношения этих понятий явствует, что религиозными являются чувства благоговейного отношения лица к тому, что в соответствии с его религиозными убеждениями является для него святыней, при этом такой святыней для лица, несомненно, являются его религиозные убеждения, догматы религии, личности и деяния святых, а также священные изображения и тексты, иные предметы религиозного назначения, места религиозного почитания (паломничества).

Читайте так же:  Как перевести долю в квартире в комнату

Часть 2 статьи 148 в новой редакции регулирует случаи, когда эти действия (оскорбление религиозных чувств) совершаются в местах, специально предназначенных для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний (например, нашумевший «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя). Также поджоги храмов, нанесение на культовые здания богохульных и оскорбительных надписей подпадают под этот состав преступления.

Для данных деяний устанавливается достаточно строгое наказание — до трех лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год или без такового.

К местам, специально предназначенным для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» относит не только культовые здания и сооружения, но и иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), в которых религиозные организации вправе беспрепятственно совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии — учреждения и предприятия религиозных организаций, кладбища и крематории, а также жилые помещения (п. 2 ст. 16).

Кроме того, это места, специально предоставленные религиозным организациям для целей совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, например, специально выделяемые администрацией:

  • лечебно-профилактических и больничных учреждений
  • домов-интернатов для престарелых и инвалидов
  • детских домов
  • учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы
  • мест содержания под стражей
  • воинских частей

Части 3 и 4 статьи 148 в новой редакции устанавливают уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Незаконным является такое воспрепятствование, которое нарушает положения статьи 28 Конституции Российской Федерации и Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». При этом правомерные действия органов государственной власти по предусмотренному законом контролю за деятельностью религиозных организаций, совершенные в пределах компетенции этих органов, не охватываются составом частей 3 и 4 статьи 148 УК РФ.

Под воспрепятствованием современная правоприменительная практика понимает ограничение деятельности религиозных организаций в каких бы то ни было формах. Это может быть создание препятствий для осуществления уставной деятельности религиозной организации (например, производству и распространению предметов религиозного назначения и религиозной литературы, благотворительной деятельности и т.д.) или реализации прав, вытекающих из содержания права на свободу совести и свободу вероисповедания (например, права обучать религии несовершеннолетних детей).

Под воспрепятствованием проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний понимается ограничение предусмотренной законом религиозной деятельности, выражающееся, например, ввоспрепятствовании посещению храма верующими, проведению крестных ходов, а также бесчинства в храме во время проведения Божественной литургии и иные действия по срыву богослужений, иных религиозных обрядов и церемоний.

В особый состав преступления, характеризуемый большей общественной опасностью и обеспечиваемый более строгим наказанием, законодатель выделил совершение указанных действий лицом с использование своего служебного положения, а также с применением насилия или с угрозой его применения.

Представляется, что под этот состав могут подпадать неправомерные действия должностных лиц, вследствие которых религиозная деятельность была ограничена (например, незаконное приостановление деятельности религиозной организации различными контролирующими органами).

Видео (кликните для воспроизведения).

Статья 2 Федерального закона № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года устанавливает новую редакцию статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ).

Изменения претерпел как размер санкции в части 1 (воспрепятствование осуществлениюправа на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него влечет сейчас наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей — увеличение размера штрафа до 100 раз), так и часть 2 указанной статьи.

Прежняя редакция (оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики) заменена на новую: умышленное публичноеосквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение наказываются административным штрафом в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей для граждан либо обязательными работами на срок до 120 часов, а также административным штрафом в размере от ста тысяч до двухсот рублей для должностных лиц.

При этом серьезно уточнен перечень предметов, действия которых создают состав административного правонарушения, а также перечень самих этих действий.

Особо хотелось бы отметить, что частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ предусмотрены только деяния, совершаемые без цели оскорбления религиозных чувств верующих. Те же действия, совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, как уже отмечалось выше, являются уголовным преступлением, предусмотренным статьей 148 УК РФ.

Статья 148 УК РФ «Оскорбление чувств верующих»

С 2013 года появился закон, регламентирующий оскорбление чувств верующих в статье 148 УК РФ, хотя до этого он носил исключительно административный характер.

Данный законодательный акт вызвал немало недопонимания и споров с различных сторон, хотя именно он позволил более четко регламентировать взаимодействие представителей различных конфессий.

Появилась и дополнительная законодательная защита у верующих людей, благодаря которой уровень свободы вероисповедания качественно повысился.

Что может затронуть чувства верующего

С позиции законодательства существует не так уж много поводов, чтобы обратиться в правоохранительные органы за помощью на основании данной статьи:

  1. Публичность. Высказывание явного неуважение к определенной группе верующих, которое носит цель оскорбительного характера. Особое внимание уделяется лицам, совершающим подобные поступки в отведенных для богослужения местах.
  2. Воспрепятствование. Незаконные действия, которые направлены на создание помех в законных действиях религиозных организаций, включая акции и обряды.

Особое внимание уделяется лицам, использующим служебное положение или насильственные методы.

Все остальные действия, которые не подпадают под эти два пункта, не могут квалифицироваться под статью 148 УК РФ.

Существующая практика

Немало людей уже посадили за оскорбление чувств верующих, причем в ряде случаев возникает коллизия в отношении свободы слова и самовыражения.
Читайте так же:  Со скольки лет нужно делать маммографию

Среди наиболее известных ситуаций и личностей выделяется популярная фраза «Бога нет».

Именно ее опубликовал блогер Виктор Краснов в 2014, за что и был в марте 2016 приглашен на судебное заседание.

Имелись и иные казусы, которые ранее рассматривались в том же контексте, но здесь применялась ст. 282 УК РФ. Результаты в данном случае имели меньший резонанс, а наказания зачастую сводились к штрафам.

Регулярно в новостных лентах в интернете появляются курьезные, а в отдельных случаях даже абсурдные, ситуации, в которых основное место занимает именно закон об оскорблении чувств верующих.

На деле среди оскорбленных чаще всего выделяется Дмитрий Энтео-Цорионов (лидер группировки «Божья Воля»), который увидел недоброе в следующем:

  • скульптуры давно покойного ветерана ВОВ, которые выставлялись в Манеже;
  • арт-объект «Око Саурона»;
  • футболка Pussy Riot;
  • спектакли;
  • личные высказывания людей о его сторонниках.

Продолжать можно еще очень долго.

Причем в большинстве случаев все заканчивается полным отсутствием возбуждения уголовных дел не только в адрес «оскорбивших», но и в адрес самого Энтео, чьи действия зачастую подпадают под другие статьи.

Особое внимание правоохранителей и верующих, опирающихся на данную статью, привлекают соответствующие сообщества в мировой сети.

Другие страны

В различных странах наказание по аналогичным законам может быть достаточно разнообразным, причем условно можно провести разделение на 3 варианта:
  1. Отсутствие. В светских государствах, где во главе стоит закон, а церковь с властью не имеет связи, наказания за подобные действия полностью отсутствуют. Так, в США было признано, что подобная инициатива ограничивает право на свободу слова, а в Великобритании и вовсе отменили.
  2. Наказание. В большинстве стран можно получить штраф или срок за оскорбление чувств верующих, но для этого придется сильно постараться. Исключения встречаются очень редко
  3. Казнь. Присутствует лишь в некоторых мусульманских странах, где основной закон государства полностью подстраивается под религию.

Уголовная ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих с позиции закона наступает лишь в исключительных случаях.

На практике ситуация нередко оказывается достаточно сложной, поэтому с июня 2016 законодательные органы взялись за переработку закона с целью его оптимизации и более точного формулирования.

Оскорбление чувств верующих: лингвистический аспект

Оскорбление чувств верующих – сравнительно новая для судебной экспертизы категория дел. Оскорбление чувств верующих в современном российском законодательстве не относится к преступлениям экстремистского характера, однако в общественном сознании традиционно ассоциируется с экстремизмом. C этим связано практическое отсутствие экспертных разработок в данной области (ни в одной их существующих экспертных методик эта категория дел не освещена), однако имеются насущные потребности экспертной практики.

Экспертиза по данной категории дел назначается, как правило, при необходимости разрешения вопросов о выражении явного неуважения общества в целях оскорбления религиозных чувств верующих в рамках ст. 148 УК РФ, а также вопросов об осквернении религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики в рамках ст. 5.26 КоАП.

Следует отметить, что ст. 148 УК РФ обладает некой преемственностью в отношении ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Части 1, 2 данной статьи были введены Федеральным законом от 29.06.2013 N 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан» после резонансного уголовного дела в отношении музыкального коллектива «Pussy Riot», осуществившего в 2012 году панк-молебен «Богородица, Путина прогони» в Храме Христа Спасителя в Москве. Действия членов группы были признаны судом хулиганством, хотя изначально предполагалось наличие в них состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ.

Объектами исследования по данной категории дел могут быть различные произведения как вербальной, так и невербальной, а также смешанной природы. Неизменным остается одно – объекты исследования представляют собой продукты коммуникативной деятельности: тексты, рисунки, видеозаписи, песни, инсталляции и перформансы. В любом случае объект исследования представляет собой текст в широком, общесемиотическом смысле этого понятия.

Как и всякое исследование, экспертиза по данной категории дел начинается с формулирования и постановки на разрешение экспертов соответствующих вопросов. Очевидно, что вопрос не может быть поставлен путем дублирования диспозиции статьи (например, «Выражено ли в представленном материале явное неуважение к обществу с целью оскорбления религиозных чувств верующих?»), поскольку такая формулировка предполагает правовую квалификацию действия, не входящую в компетенцию экспертов. В связи с этим возникает первая проблема данной категории дел – проблема корректной постановки вопросов, проецирующихся на соответствующие статьи закона. При этом перед экспертами ставится задача поиска адекватных корреляций используемым в законодательстве формулировкам: «явное неуважение», «оскорбление», «религиозные чувства», «осквернение», которые, к сожалению, в законодательстве не разъясняются. На наш взгляд, значимым моментом в этом вопросе является четкое разграничение сфер компетенции при работе с данными понятиями экспертов различных специальностей.

Наиболее очевидной является необходимость участия в судебной экспертизе по данной категории дел эксперта в области религиоведения как лица, способного работать с религиозными текстами и символами и интерпретировать религиозную символику и значение ее искажения (осквернения), а также отграничивать понятие «религиозные чувства» от иных.

Поскольку в аспекте оскорбления религиозных чувств речь чаще всего идет о текстах или иных продуктах коммуникации объектах, значимым в данной категории дел является участие эксперта-лингвиста. Кроме того, именно в судебной лингвистической экспертизе разработана практика работы с категорией оскорбления и выработаны соответствующие лингвистические критерии.

Исходя из используемых в законодательстве формулировок, при проведении экспертизы по данной категории дел необходимы также специальные познания в области психологии, к примеру, в части выявления интенций автора (выражение неуважения к обществу) и проявляющихся в речевом или ином действии ожидаемых результатов (оскорбить, унизить адресата, ухудшить его эмоциональное состояние).

Таким образом, производство судебной экспертизы по делам об оскорблении чувств верующих входит в компетенцию религиоведческой, лингвистической и психологической экспертизы. Далее обзор экспертной проблематики по данной категории будет рассмотрен с позиции лингвистической экспертизы.

Лингвистическое исследование текста в аспекте оскорбления чувств верующих возможно благодаря коммуникативной природе объектов, а также активной практике лингвистической экспертизы по делам об оскорблении (ст. 5.61 КоАП).

Следует заметить, что ст. 5.61 КоАП – единственная статья российского законодательства, разъясняющая понятие оскорбления: «Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Допустимо ли использование этого определения в рамках других статей, законодатель не разъясняет. Уже различия в объекте – «оскорбление чести и достоинства лица» и «оскорбление чувств» — говорят о том, что понятия оскорбления в разных статьях закона используются в разных аспектах значения этого слова. Отсутствие разъяснения приводит к обострению правовых споров. Так, защита ставропольского блогера Виктора Краснова, который привлекается судом по ст. 148 УК РФ за оставленные в социальной сети «ВКонтакте» комментарии (Виктор Краснов назвал Библию «сборником еврейских сказок» и написал, что «боха нет!»), направила в Конституционный суд жалобу на указанную статью, мотивируя это отсутствием толкования понятия «оскорбление» и нарушением гарантированного Конституцией РФ права на свободу слова [Газета.ru, «Ъ»: оскорбление чувств верующих могут проверить по Конституции, http://www.gazeta.ru/tech/news/2016/03/14/n_8364839.shtml].

Читайте так же:  Почетная грамота министерства спорта рф

На наш взгляд, оскорбление чувств от оскорбления лица отличается предметом речевого действия. Проще говоря, оскорбление лица эксплицитно направлено на это лицо («Вася дурак!»), в то время как оскорбление чувств не зависит от предмета речи – значимой остается лишь его отнесенность к религиозной тематике (так, высказывание «Х (обозначение бога в какой-либо религии) дурак!» — оскорбление не непосредственно сына Божьего, а христиан).

В лингвистическом смысле оскорбление чувств верующих – это коммуникативный акт, имеющий конкретную коммуникативную цель и описываемый с точки зрения соответствия/несоответствия коммуникативным нормам.

С позиции лингвистики коммуникативный акт «оскорбление чувств верующих» в свете ст. 148 УК РФ характеризуется следующими признаками:

  1. представляет собой целенаправленное речевое действие, коммуникативная цель которого – оскорбить, унизить адресата;
  2. нарушает коммуникативные нормы – общепринятые и/или специфические религиозные.

С каждым из аспектов связана определенная лингвистическая проблематика.

Исследование коммуникативной цели текста требует комплексного исследования не только в лингвистическом, но и в психологическом аспекте, исходя из понятия коммуникативной цели как реализации интенций говорящего, направленных на получение определенного коммуникативного эффекта. Следует подчеркнуть, что речь идет именно о реализации поставленной коммуникативной цели, а не случайном коммуникативном эффекте, наличие либо отсутствие которого зависит от конкретного лица.

С лингвистической точки зрения коммуникативная цель оскорбление маркируется в двух аспектах высказывания: его содержании и форме выражения этого содержания. Содержательно коммуникативная цель оскорбления проявляется в выражении негативной оценки, негативного отношения, презрения к предмету речи, а также наличии инвективы, направленности на высмеивание предмета речи. Формально коммуникативная цель оскорбление маркируется соответствующими языковыми и изобразительными средствами, как правило, имеющими непристойный характер, относящимися к семантике телесного низа или представляющими собой нецензурную лексику.

Значимым является одновременное наличие и содержательных, и формальных признаков. Так, не всякое выражение негативного отношения имеет коммуникативную цель оскорбление (например, вряд ли попадает под действие законодательства фраза «Я не люблю христиан»). Высмеивание также может не иметь коммуникативной цели оскорбить кого-либо, т.к. смех (например, в анекдотах) является частью коммуникативной культуры и может выполнять конструктивную роль – демонстрировать недостатки тех или иных реалий с целью их коррекции. В то же время высмеивание религиозных норм и реалий в парадигме определенного вероучения может иметь выраженный оскорбительный эффект. Примером тому служит общеизвестный скандал с карикатурами в французской газете «Шарли Эбдо».

Особого комментария требует анализ того или иного коммуникативного акта с позиции нарушения этических норм. Закономерно предполагать, что оскорбление чувств верующих – это нарушение не только общепринятых, но и специфических религиозно-этических норм. К общепринятым коммуникативным нормам относится запрет на использование нецензурной и сниженной лексики, а также актуализацию тематики телесного низа (полового акта, физических отправлений и т.п.).

При рассмотрении оскорбления чувств верующих с позиции коммуникативной нормы с одной стороны, представляется логичным привлечение норм религиозной этики, с другой – требование соблюдать эти нормы светскими людьми или людьми иной веры неправомерно. К примеру, всякая религия основана на признании факта наличия некого верховного существа, создавшего все сущее и управляющего им. Находясь в коммуникативной парадигме религиозного учения, человек не может отрицать факт этого существования – это будет нарушением соответствующей данной парадигме нормы. Однако, помимо этой парадигмы, возможны другие, например, атеизм. Отрицание существования бога является для атеизма коммуникативной нормой, однако нарушает норму религиозную. Поскольку законодательство Российской Федерации универсально для всех граждан независимо от вероисповедания, отрицание постулатов той или иной религии, на наш взгляд, не должно рассматриваться как оскорбление религиозных чувств представителя той или иной конфессии. То же касается и иных религиозных коммуникативных норм.

Следует отдельно отметить, что практически для любого религиозного дискурса характерно позиционирование собственного вероучения как единственно правильного, всех остальных – как ошибочных, исходящих от дьявола и т.п.

Отсюда следует, что оскорбление чувств верующих также должно рассматриваться с позиции общепринятых коммуникативных норм, а применение норм специфических актуализируется только в случае вхождения в коммуникативную парадигму конкретной конфессии (например, нормы православной коммуникативной этики – в православном храме). Необходимость соблюдения таких норм закреплена законодательно: согласно статье 15 «Внутренние установления религиозных организаций» Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 28.11.2015) «О свободе совести и о религиозных объединениях», «1. Религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах. 2. Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации».

О том, что приоритетным является рассмотрение коммуникативных действий с позиции общепринятых коммуникативных норм, свидетельствует также разница во мнениях различных представителей религиозного сообщества на скандально известный панк-молебен «Богородица, Путина прогони», рассматриваемый как классический пример оскорбления чувств верующих несмотря на то, что в итоге его участники были осуждены за хулиганство: некоторые христианские священнослужители оправдали действия участниц группы «Pussy Riot», квалифицировав их как часть скоморошьей культуры, хотя большинство выступило против.

С лингвистической же точки зрения пока можно констатировать только следующие параметры коммуникативной ситуации оскорбления чувств верующих:

  1. реализация коммуникативной цели оскорбить, унизить представителей группы лиц, объединенных по религиозному признаку;
  2. использования в тексте лексических, изобразительных и иных средств, нарушающих нормы коммуникативной этики (нецензурных слов, изображений полового акта и половых органов и т.д.).
  3. ситуация коммуникации: отнесенность к религиозной парадигме.

Оскорбляются ли чувства верующих?

Чуть более недели назад в Санкт-Петербурге состоялся пикет против закона об оскорблении чувств верующих (статья 148 УК РФ). Некоторые пикетчики назвали себя священниками «Апостольской православной церкви». В руках они держали плакаты с надписями типа: «Чувства верующего оскорбить невозможно», «Бог поругаем не бывает» и проч. Людей собралось совсем немного, можно было и не заметить подобный микропикет, но алчные до всяких протестных акций СМИ тут же распространили новость по всевозможным каналам. Дескать, вот продвинутые питерские священники ничем таким не оскорбляются, а кондовые православные все продолжают выдумывать какую-то ерунду об «оскорблении» их чувств.

Тему активно обсудили на некоторых блогах, со всеми обычными «за» и «против». Инцидент в очередной раз показал, что данный вопрос продолжает быть актуальным, вызывает разные мнения, и требует серьезного обсуждения в церковной среде. К сожалению, тезис «Бог Сам постоит за Себя» приходится слышать не только от неканонических священников Петербурга, но и от многих наших церковных людей.

Итак – можно ли оскорбить чувства верующего? Когда я слышу этот вопрос, приходит на ум следующая ситуация. Если при мне будут поносить моего земного отца, какова должна быть моя реакция? Допустим даже, что отец еще в силах, и сам может покарать обидчика – буду ли я хладнокровно молчать, никак не реагируя на оскорбления моего родителя? Вряд ли нормальный человек в таком случае останется безучастным. А что же говорить о хуле на Отца Небесного, Которого мне заповедано любить больше отца земного? Неужели моим ответом станет равнодушное молчание? Конечно, далеко не всякий случай богохульства требует привлечения именно к уголовной ответственности. Есть очень разные ситуации. Но сам принцип «невозможности оскорбления чувств верующего» ошибочен даже в такой, простейшей нравственной оценке.

Читайте так же:  Оплата штрафа в двойном размере коап рф

На тезис «невозможности оскорбления чувств» можно взглянуть и с антропологической точки зрения. Оставим сейчас чувства верующего и спросим про обычные чувства любого человека – можно ли их оскорбить? Конечно можно! Вообще, значение глагола «оскорбить» словарь Ушакова определяет как «крайне унизить, обидеть, причинить моральный ущерб, боль кому-чему-нибудь». Относится ли данный глагол к чувствам вообще? Несомненно. Вряд ли стоит доказывать, что чувствам можно причинить боль. А теперь вновь соединим словосочетание «оскорбить чувства» с личностью верующего человека. Неужели у верующего, кроме духовного чувства, нет и обычных, душевных чувств по отношению к своей вере? Есть, и они могут быть унижены, оскорблены. Верующему любой религии естественно испытывать боль, когда у него на глазах попирается самое святое в его жизни.

Если говорить конкретно о христианстве, то Священное Писание уж точно нигде не говорит, что издевательство над святыней надо молчаливо попускать под видом «любви» и «неосуждения». В Ветхом Завете богохульника побивали камнями (см.Лев.24,10-16). В Новом Завете апостол Павел пишет, что противящихся здравому христианскому учению необходимо обличать, а упорным противникам веры заграждать уста (см.Тит.1,9-11). Да, о заявлениях в милицию в новозаветных текстах ничего не сказано, но в то же время, равнодушие христианина к хуле на христианское учение также исключается. Какая-то реакция, с оглядкой на ситуацию, должна иметь место. Как пример можно вспомнить поступок Священного Синода в отношении богохульника Льва Толстого.

Очень важный для нашей темы эпизод дает книга «Апокалипсис». В 13й главе описывается зверь с семью головами и десятью рогами, выходящий из моря. Церковные экзегеты традиционно видят в нем личность антихриста. Тайнозритель указывает, что на головах зверя были имена богохульные… и даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно… и отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе (Отк.13:1, 5, 6). Антихрист, которому с удовольствием поклонятся все, живущие на земле (см.Отк.13,8), будет великим богохульником. Он похулит не только Самого Бога, но и жилище Его (Церковь и святых), а также живущих на небе (ангелов). Самое поразительное, что подобное кощунство уже никого не оскорбит – ведь сказано, что большая часть людей добровольно поклонится антихристу, говоря: кто подобен зверю сему? (Отк.13,4).

Очевидно, тогда уже всех все устроит, ибо люди будут к этому подготовлены. Хула станет обычным делом, к ней вполне привыкнут. Вначале по фальшивому снисхождению к грешнику, «по любви». Дескать, Бог ему судья, пусть говорит что хочет, а мы должны терпеть и «молиться за него». Возможно, впоследствии право на кощунство получит юридический статус, а потом закрепится как некий параллельный вид религиозности. «Можно хвалить Бога, а можно и хулить Его. Какая разница? Я свободен в своих желаниях, а верующие пусть не обижаются. Они вот и сами признают, что их чувства оскорбить невозможно». Подобный образ мыслей будет в тренде, и богохульство станет нормой.

Жутко? Еще как. А ведь мы сами приближаем это страшное время своей легкомысленностью и… теплохладностью. Потому что кто сильно любит, тот сильно и ревнует. Отстаивание права на хулу и всякого рода сюсюканье с кощунниками обличает нас в отсутствии подлинной любви к Богу и святости. Уверен, что убиенный священник Даниил Сысоев никогда не потерпел бы рядом с собой богохульство. Также, никто из современных нам старцев и опытных духовников не предложил «попить чаек и поговорить» со скандально известными девицами, плясавшими в главном храме страны. Кто любит Господа, не может быть снисходителен к поношению Его. Да, понятно, что жесткая риторика Иосифа Волоцкого или Феодора Студита в отношении еретиков и богохульников сегодня уже не всегда уместна – но как тысячу лет назад, так и сейчас грех разлагает общество изнутри. А самый страшный из них – открытое издевательство над святыней, глумление над Богом и верой в Него.

Видео (кликните для воспроизведения).

Конечно, в разговоре на эту тему можно открыть Писание и на других страницах, и подойти к вопросу с иных сторон. Здесь еще не все понятно – что именно расценивать как нарушение статьи, и какие меры вообще могут быть уместны или неуместны. Дискуссия допустима и необходима. Но равнодушие – недопустимо. А слова о «невозможности оскорбления чувств» — это и есть маска равнодушия, да еще и одеваемая сразу на всех верующих без разбора. Я, по крайней мере, носить эту маску не согласен. Надеюсь, что и вы тоже.

Оскорбление религиозных чувств верующих
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here